воскресенье, 6 февраля 2011 г.

Веро4ка и Рифмы

Верочка


Сегодня ехал с vero4k’ой в одном вагоне метро. Мы улыбнулись друг другу. Это знак, что что-то нужно написать в блог. Добрый знак.


Это было забавно, я был очень увлечен набиванием греческих букв и знаков равенств в свою тетрадь, когда поезд проезжал «Сокол», я поднял голову, отметил про себя: «Вон Верочка заходит в вагон...» И продолжил писать. Через пару минут Катька меня отвлекла:

- Слушай, это не Верочка там?

- А, да я ее где-то видел... – не отрываясь от тетради.

- Че? – я поднял голову.

- А, ну да! – улыбнулся.


Рифмы (часть 1)

Мне нравятся ее рифмы. Не всегда в настроение, не всегда будоражат меня, да и просто не всегда. Рифмы должны быть иногда. И именно за это иногда им спасибо.


Я в детстве очень хотел читать рэп. Болел этим. Сочинял сотни рифмованных строк.
В рэпе мне всегда нравилась форма. Простая и ясная, как шпатель. Для меня на тот момент казалось это единственным способом, как можно говорить. Но обратная сторона была во сто крат хуже: я не знал, кому об этом говорить. Это был главный парадокс. У меня очень было много всего, чем не с кем было поделиться. И я всегда понимал, что я не будут говорить тем, кто слушает рэп. Меня никогда не вдохновляли их лица.

Когда я ходил на концерты, постоянно чувствовал себя неуютно. Никогда не носил широкие штаны, никогда не рисовал граффити, не танцевал брейк. Мне нравились только тексты, ломаный слог, рифмы.


Я как раз недавно переезжал, и когда собирал вещи, нашел измятые тетради с моими рифмами. Я очень хорошо помню, о чем были эти тексты. Это был мрачный период моего детства. Если подобрать одно слово, то, наверное, лучшим будет «безысходность». Я помню, как писал одну из тетрадей. Она была вся исписана буквально за неделю. Я писал везде: дома, в гостях, в транспорте, на остановке под дождем, под алкоголем, под травой, лежа на траве в Царицынском парке, на крышах 12-этажек моего района.

Это было какое-то безумие, меня постоянно гнала рифма, и чем дальше она гнала, тем мрачнее становились строки. После конца тетради, я выдыхал.


Чем больше я тогда писал, тем мне становилось хуже. Но не писать я не мог. Мне это было зачем-то нужно. Я знал, что это почти никто не прочитает.


Тетрадки, которые я царапал, со временем превращались в кашу. Части текстов из-за этого пропадали. Но в этом тоже был какой-то особый смысл. Эти тетрадки, именно тетрадки, а не сами тексты, настоящие улики. Верочка называет свои тексты уликами. Но мои тексты ничего не помнили, а постоянно бежали в след за рифмой. А вот тетради помнят дождь в Праге, хлебные крошки и майонез на кухне какой-то чужой квартиры, пронзительный ветер на крыше «Кукурузы», запах травы... В конце концов, они помнят и знают меня. Знают, о чем я думал и чем я жил. Это важно.


Я улыбнулся им, но открывать не стал, страшно. Хочу, чтобы они пылились.


Не могу себе обещать, что будет продолжение, но хочется так думать... Улыбаюсь.


___________________________________________________
Вы можете скопировать мои буквы к себе:
Опубликовать
И подписаться на комментарии:

2 комментария:

Анастасия комментирует...

с возвращением!

Julembo комментирует...

Спасибо! :)

Отправить комментарий